Взорвем для верности!

33441-1_large
EPA

Вадим ЕЛФИМОВ

Знаете, что сказала «железная леди» Маргарет Тэтчер, когда чудом осталась жива после теракта, направленного против нее лично? В октябре 1984-го взрыв в «Гранд-отеле» Брайтона, куда Мэгги приехала на съезд тори, прогремел с гарантией – прямо посреди ночи.

Подрывники из Ирландской республиканской армии (ИРА) подложили несколько килограммов взрывчатки под спальню, в которой должна была оказаться премьер-министр со своим супругом. Старые британские дома строили на совесть, и все же премьерский люкс разворотило основательно, а бетонный потолок рухнул точно на кровать.

Но… высокопоставленной четы в ней не оказалось – бывает иногда полезно заработаться за полночь в соседней комнате! И Тэтчер в мокрой грязи, – вода хлестала из разорванных труб, – но не в крови извлекли из обломков с помощью пожарного подъемника. Едва оказавшись перед телекамерами, она заявила: «Читаешь про такие вещи в газетах, но никогда не веришь, что это может случиться с тобой!» Все-таки в Мэгги действительно было что-то железное…

Есть ли этот стержень в нынешней главе тори, Терезе Мэй, которую журналисты с первых дней ее правления хотят «закалить»? Наверное, потому и хотят, что закалки не хватает. Можно точно сказать, что случись при Тэтчер два подряд ужаснейших террористических акта в Манчестере и Лондоне в течение всего двух недель, она бы отменила парламентские выборы, которые должны пройти в Англии как раз сегодня.

В отличие от Мэй, которая выборы не отменила, Тэтчер воспользовалась бы такой возможностью удержаться у власти. Но отнюдь не из властолюбия, которое ей, Бог свидетель, тоже было присуще, а по другой причине. Еще больше, чем власть, Тэтчер любила вызовы! А власть ей была нужна, чтобы на эти вызовы достойно отвечать, – только и всего.

И пусть вызовы она порой придумывала сама, как с той же ИРА, которую раздразнила своей же жесткой позицией по ирландскому самоопределению, тот, кто и не чаял стать ее «вызовом», должен был его принять. Или уйти с политической сцены добровольно.

Мэй, похоже, уходит. Но, как сказала бы Тэтчер, никогда не спеши отказываться от власти даже ради политического спектакля! И вот ситуация меняется на глазах. На фоне объявления Терезой Мэй курса на жесткий выход из Евросоюза ее рейтинги начали падать, тогда как Корбин постепенно набирает популярность среди избирателей – он выступает за мягкий развод. Эти данные подтверждаются опросами. Доверие к Мэй падает с катастрофической скоростью – сегодня оно в районе 43%, что на 12% меньше, чем в самом начале ее правления. В то же время рейтинг Корбина растет – сейчас он составляет порядка 35%, или на 6% больше, чем ранее. Кроме того, разрыв в поддержке Консервативной и Лейбористской партий минимален и составляет 1-4%. Арифметическая погрешность!

Очень точно сказано: новые грехи правящих тори помогают забыть старые грехи лейбористов, которые не забывались со времен Тони Блэра, с легкой руки Джорджа Майкла, известного как «пудель Буша». Но не таков Корбин – он вовсю теперь критикует Соединенные Штаты за их потворство террористическим суннитским центрам на Ближнем Востоке. Подумать только, а ведь Тони Блэр полностью поддерживал как раз ближневосточную политику Буша – вот как все перевернулось.

И перевернули мир теракты. Великобритания за три месяца пережила их аж три! Британцы почувствовали себя беспомощными. И беспомощной увидели Терезу Мэй, которая не знала, в какую бронированную машину прыгнуть в момент, когда другая машина (обычный минивэн) давила лондонцев и туристов на Вестминстерском мосту…

Корбин призвал премьер-министра уйти в отставку, ибо Мэй, по его мнению, как бывший глава МВД, несет ответственность за то, что количество полицейских сократилось на 20 тысяч. Непростительная близорукость! Впрочем, и требование отставки за три дня до выборов – неблаговидный предвыборный ход.

«7 дней»