Блогеры — это новый формат артистов или звезды-однодневки?

bumaga

Виктория ПОПОВА,
Дмитрий КРЯТ

В футбольном манеже состоится первый Международный YouTube–фестиваль в Минске, где главными действующими лицами на сцене, кумирами подростков будут блогеры. Отмахнуться от этого факта нельзя.

Авторы наивных роликов в интернете сегодня сверхпопулярны, они собирают стадионы. С той поры, как 5 июня 21–летний блогер Влад Бумага показал в одном из минских торговых центров, на что способны обожающие его тысячи девчонок — а они были готовы смести все на своем пути, — взрослые люди взглянули в сторону блогосферы с некоторым интересом.

Мнения, как обычно, разделились: одни считают новоявленных звезд интернета однодневками, пустышками, непонятной модой, которая скоро пройдет. Другие не спешат сбрасывать блогеров со счетов, называя их новым форматом артистов, и предрекают блогерам баснословные заработки. Этих двух полюсов суждений придерживаются и наши сегодняшние спорщики. «СБ. Беларусь сегодня» предложила своим читателям подключиться к дискуссии, оставить отзыв на сайте www.sb.by — чье мнение вам ближе.

Наивно. Супер

Виктория Попова:

Не пойму, Дмитрий, против чего ты так яростно выступаешь. Ролики веселого всем известного блогера Влада Бумаги собирают до 10 миллионов просмотров, на его YouTubе–канале более миллиона подписчиков. Это колоссальная, на мой взгляд, аудитория. И парень из Серебрянки ее завоевал сам. Сел напротив камеры, поздоровался со зрителями — и зацепил мальчишек и девчонок тем, как он говорит, дышит, мыслит, улыбается. Чудо же.

Такие теперь у подростков кумиры, вместо микрофона — камера, в отместку помпезной телепередаче «Песня года» — пародии на поп–хиты. Подростки мечтают об искренности, они хотят разговора по душам, мгновенную обратную связь — и ее получают.

Если ты думаешь, что «золотые» блогеры (те, у кого более миллиона подписчиков) заработали свою популярность на халяву, простой болтовней, палец о палец не ударив, ты глубоко ошибаешься.

Из интервью того же Влада Бумаги ясно, что мальчишка анализировал просмотры и не с первого своего выхода в YouTube понял, чего действительно хочет аудитория: он и карточные фокусы показывал, и в стрелялки играл — реакции не было.

А вот с испытаниями — провести ночь в батутном центре, окопаться в снегах или заклеить машину отца стикерами — у него покатило.

Мне в блогосфере безумно нравится сверхзадача тонко чуять тренды и стараться попасть в ожидания публики — это должно быть азартом и мечтой любого журналиста, чтобы его статью прочитали десятки миллионов людей. Но пока у нас в байнете банк срывают блогеры. Я с некоторой улыбкой наблюдаю в соцсетях за тем, как презрительное хихиканье журналистов над самим термином «блогер» сменилось после 5 июня немым уважительным вопросом: как они это делают? Как сплачивают вокруг себя тысячную армию поклонников?

Ты наверняка несколько раз пересмотрел ролик Бумаги про ночевку в батутном центре и не понял, что тут такого? Это ведь так наивно. А я объясню. Отец Влада Бумаги, по словам блогера, тоже не «шарит» в интернете, советует сыну вставать на коньки, давать больше «мужицкой» темы. Но я глубоко убеждена, что советы здесь только во вред.

Каждый блогер интересен публике исключительно своей индивидуальностью, внутренним миром, харизмой и естеством, как только любой из них станет слушать бывалых и опытных, обрастет «флажками» в выборе тем и образов, моментально вылетит из кумиров.

Блогосфера — тот же шоу–бизнес. Я наблюдала много раз, когда из самобытных артистов хищные продюсеры пытались слепить див и терпели поражение. Так это не работает.

Зрительская любовь — тонкая материя, и тут действовать можно только по наитию, на ощупь, как до недавних пор делала моя любимая группа NAVIBAND.

Перед финалом конкурса «Евровидение» они выложили на своем канале в YouTube пародию на песню самого главного на тот момент соперника–итальянца. Это было смешно, здорово сделано и исполнено. Зрительский отклик не заставил себя долго ждать — миллионы просмотров и «лайков». Не каждый телевизионный сюжет может похвастать подобной аудиторией. Смекнул? Долой корпорации и сложные коммуникации, новое поколение выбирает YouTube.

Можно сколько угодно презрительно кривиться, произнося слово «блогер», но я уверена, что за ними будущее и каждый из нас сегодня может и должен учиться у кумиров малолеток всему лучшему.

Нам неизбежно придется привыкнуть к новоязу, освоить его и даже в нем раствориться — слово «стримы» уже сейчас для журналистов не пустой звук, и на обучающих курсах, как я знаю, это журналистов учат быть блогерами, а не наоборот.

Подсказывают, как именно вести в соцсетях (причем желательно сразу во всех, от Фейсбука до вайбера) прямые репортажи, украшать их короткими титрами. Чем больше онлайн–информации, тем лучше. Оставим для пламенной публицистики наши газеты — мнения экспертов, как ты знаешь по опыту, интересуют ничтожный процент населения. А публике in mass нужны ньюсмейкеры–фрики, и чем более корявы, неловки, неуместны и непричесанны их выражения, тем лучше, больше «хайпа», больше «ада» в комментариях.

Меня не страшит, если все станут блогерами и стримерами, то в полях некому работать будет. Во–первых, все не станут. Как я уже говорила, блог — товар штучный, не каждому по плечу заинтересовать собой публику, еще труднее — удержать ее внимание.

После серии неудачных интервью Влада Бумаги приставленная к его раскрутке компания, точнее, ее представитель, сообщил мне по телефону, что их подопечный — фигура немедийная, поэтому не сможет пообщаться со мной с глазу на глаз.

Я считаю, немедийный блогер — это оксюморон. Бумага сколько угодно может «рубиться» на передовой и быть успешным, но «комиссары» у нас по–прежнему решают.

Второй момент, благодаря YouTube можно и нужно зарабатывать. Вот почему завтра я пойду в футбольный манеж на первый в Беларуси Международный фестиваль блогеров обучаться новым словам «биткоин», «блокчейн», «криптовалюта». И тебя приглашаю. Давай развиваться, расти и становиться успешными.

Блогу — блогово. Но не более

Дмитрий Крят:

Перечитываю, Виктория, уже в который раз изложение твоей позиции и ловлю себя на мысли, что что–то в ней не так. То ли ты ни с того начинаешь, то ли не к тому ведешь. Начнем с того, что не надо меня вот так с ходу записывать в дремучие ретрограды. Не стану я рьяно выступать ни против бумаги, ни против картона, открою тебе тайну: я и к фанере на эстраде отношусь вполне лояльно. Если есть публика, готовая за нее платить, — на здоровье. Циничное «пипл хавает» не перестанет работать никогда.

С блогерами аналогичный случай. Дурашливости тоже должно быть место в публичном информационном пространстве. В конце концов, шуты и паяцы были всегда. И какая разница, где они себя показывают: в балаганах или в этих самых ваших интернетах.

Заметь, Виктория, я не говорю, что Влад Бумага — это плохо. Вполне себе симпатичный молодой человек, достаточно остроумный, чтобы искрометно шутить, и умный, чтобы свое, с позволения сказать, творчество грамотно подать. Хотя теперь уже впору говорить «продать». Мы–то знаем, что активно посещаемые блоги приносят не такой уж и плохой доход. И вот на этой мысли ты, Вика, меня удивляешь, наивно любуясь роликом о ночи в закрытом батутном парке. Неужели ты серьезно считаешь, что это кино было снято без ведома администрации заведения? Брось… Хорошая получилась реклама, замысел которой нашел продолжение в ночах в аквапарке и в офисе ВКонтакте.

Оно внешне, конечно, смотрится трешево. И позволь уверить тебя, моя очаровательная оппонентка, я способен понять остроту момента. Кстати, по иронии случая, именно в этом батутном парке я бывал еще до знакомства с творчеством Бумаги. Получил массу позитивных эмоций и вагон удовольствия. Часа прыжков любителю там хватит за глаза. Даже профессиональные сноубордисты и фристайлисты тратят там на тренировку не более пары–тройки часов. Чем можно заниматься на батутах ночь напролет — хоть убей в толк не возьму. Это уже не удовольствие, а насилие над собой какое–то.

Однако короткий и динамично смонтированный ролик ярок и энергичен. И я обеими руками за рекламу таких заведений. Чай, не пивная. Но вот что меня особенно настораживает. Многочисленная юная аудитория вряд ли станет размышлять над коммерческой подоплекой снятого. Многим захочется тупо вторить. И вот я уже предвижу девятый вал административных протоколов, который обрушится на родителей молодых исследователей ночной жизни катков, бассейнов, театров, библиотек… Хуже, если торговых центров. Там соблазнов куда больше и последствия могут случиться гораздо печальнее отцовского ремня.

Да, блогерство — модное течение. Но далеко не у всех, кто пытается на этом поприще прославиться, хватает ума на грамотный подход. Они собирают лайки как умеют. Кто–то — прокатившись зацепом на электричке, кто–то — забравшись на опору высоковольтной ЛЭП. Минский дрифтер выписывал кренделя у обелиска Победы на камеру, бьюсь об заклад, тоже не для семейного архива. А «видосов» с трагическим исходом трюков неудавшихся героев в сети будет побольше, чем стримов реальных «золотых» блогеров.

Это я к тому, Виктория, что рано ты закрепляешь будущее за блогосферой и за теми ребятами, которые в ней стремятся вариться.

Вот смотри: счет видеороликов и аудитории в Ютубе идет на миллиарды. А сколько имен будет представлено на фестивале? Десятка два? А все потому, что не могут все сразу стать богатыми и знаменитыми. Здесь действует тот же естественный отбор, который когда–то работал на «Песне года». Публике нужны лучшие, и она безжалостно станет отсеивать тех, кто на ступень–другую ниже. Не исключаю и даже с высокой вероятностью полагаю, что и нынешним топам придется потесниться на Олимпе, кода подтянутся еще более креативные, а у «стариков» иссякнет запал. Как они переживут эту ломку переходного возраста, взлетев фактически в отрочестве выше облаков? Тоже, согласись, Вика, вопрос не последний.

Ну и уж совсем опрометчиво отождествлять скоморошество с журналистикой. Стримы и новояз, быть может, хороши для освещения локального мероприятия. Например, тематической тусовки в ночном клубе. Но я с трудом себе представляю трансляцию, скажем, открытия Олимпиады, снятую с одной точки на трясущийся мобильник с закадровым комментарием типа: «вау!!!», «крутяк!!!» А масштаб и размах военного парада? Я уже не говорю о серьезных политических мероприятиях. Здесь интернет давно присутствует как вспомогательный инструмент. Но полностью вытеснить работу журналиста, искусство оператора он не в состоянии. Да, есть и серьезные блоги.

Господин Шарий — классический пример. Это уже да, скорее, журналистика. Но он может себе позволить содержать сеть репортеров в разных странах и оплачивать услуги «источников».

Откуда деньги — вопрос другой. Здесь очевидно главное: без солидного ресурса как материального, так и интеллектуального серьезная журналистика немыслима. Хоть газетная, хоть телевизионная, хоть сетевая. Фестивальные ребята, выросшие из пестрых, клиповых штанов виджеев MTV — другой жанр. Делают жизнь веселее — уже хорошо. Но и пупов земли из них делать не надо. А нам, Виктория, уверен, еще хватит работы и на своем газетном веку. Убежден, что в глубине души ты со мной согласна.