Мифы и повод для спекуляций

kovalev-main

Доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН Борис Ковалев давно и последовательно занимается сложной и неоднозначной темой – коллаборационизм во время Великой Отечественной войны.

Как известно, большинство белорусов в годы военного лихолетья воевали за освобождение своей Родины на фронтах, в рядах партизан и подпольщиков. Однако были и те, кто пошли на сотрудничество с гитлеровскими оккупантами, приняли активное участие в истреблении еврейского населения, помогали захватчикам при проведении жестоких карательных операций, раздували в оккупационной прессе ненависть к коммунистическим идеалам, русофобию, антисемитизм и полонофобию.

Борис Ковалев, приехавший в Беларусь по приглашению Международного медиа-клуба «Формат А-3», считает, что нужно говорить гражданам, в том числе молодежи, правду во всей ее полноте, чтобы тем самым сохранить историческую память и извлечь уроки из опыта трагического минувшего.

kovalev3

И о героях, и о предателях

Оболванить людей при современных информационных технологиях становится очень легко. Поколение, помнившее страшные годы фашистского нашествия на Европу, почти ушло, а поколение их детей, знающее о войне по рассказам родителей, стареет и тоже уходит. Поэтому я вижу свою задачу в том, чтобы честно рассказывать не только о героях, но и о предателях.

Мифы на тему коллаборационизма давно превратились не только в повод для спекуляций, но и в эффективное оружие информационно-психологической войны. Когда речь идет о военном коллаборационизме, все предельно ясно: полицаи, каратели с оружием в руках воевали на стороне противника. Все эти преступления не имеют срока давности, недаром КГБ подобных «деятелей» разыскивал, плоть до 1991 года.

Для меня всегда была особенна интересна тема «интеллигенция и коллаборационизм». Различного рода идеологи, пропагандисты, литераторы, артисты ни в кого не стреляли, не убивали, а просто добровольно прислуживали немцам.

Народный артист России кавалер ордена Ленина солист Кировского театра Николай Печковский исполнял замечательные романсы и произведения из классических опер. А сзади него – как фон – висел огромный портрет Гитлера. И конферансье радостно сообщал, что великий русский певец и мастер специально остался, чтобы обслуживать войска великой Германии. С идеологической точки зрения такие «номера» действовали на зрителей и слушателей очень сильно.

kovalev2

Советская власть в 1955 году для подобных отступников объявила амнистию. А в 80–90-е, что интересно, из них уже пытались сделать героев. Писали о том, что люди творческих профессий таким образом пытались себя реализовать, найти общий язык со своим слушателем или читателем. Наверно, нельзя называть их уголовными преступниками в полном смысле слова, но я к такого рода «интеллигентам» испытываю откровенное чувство брезгливости. Они должны быть подвергнуты всеобщему моральному осуждению. Ведь вина за то, что война продолжалась на несколько минут дольше и, возможно, забрала с собой не одного гениального писателя или композитора, безусловно, лежит и на них.

Женщина на войне

В Российском государственном архиве Орловской области обнаружил любопытный документ. В связи с тем, что слишком много немецких солдат вступают в сожительство с русскими женщинами, а это согласно расовой теории было недопустимо, из Берлина пришел приказ. Согласно этому документу немцев на постой должны размещать в количестве не менее трех человек, чтобы все они присматривали друг за другом и не допускали порчи арийской крови.

Истории взаимоотношений наших женщин и солдат Вермахта разные – от убийств, изнасилований и до шекспировского сюжета «Ромео и Джульетты», когда оба понимали, что их любовь обречена на печальный и грустный конец

Однако на практике подобные инструкции соблюдались далеко не везде. В Третьем рейхе существовали определенные противоречия между людьми, находящимися на фронте, и теми чинушами, которые смотрели на этот фронт из берлинского тыла. Поэтому в Орле немецкий комендант города даже объявил, что если женщина докажет, что у нее ребенок от немецкого солдата, она будет получать алименты.

Вообще истории взаимоотношений наших женщин и солдат Вермахта разные – от убийств, изнасилований и до чуть ли не шекспировского сюжета «Ромео и Джульетты», когда оба понимали, что их любовь обречена на печальный и грустный конец. Судьба детишек, родившихся от таких связи, складывалась тоже не просто. Вот лишь один пример. На Псковщине женщина прижила от немца двоих детей. В феврале 1944 года она вышла на большую дорогу и с криком «Смерть немецким оккупантов!» разбила своим деткам голову булыжником. Не знаю, как сложилась ее дальнейшая жизнь, думаю, что она сошла с ума.

Отношение к этим женщинам у односельчан было крайне уничижительное, их называли «немецкими подстилками». Справедливости ради хочу заметить, что если был только факт сожительства, никого из этих женщин в СССР к ответственности не привлекали, потому что в большинстве своем это было все-таки сожительство за хлеб. И этот хлеб, замечу, часто спасал от голодной смерти не только саму женщину, но и ее семью. В своей книге «Коллаборационизм в России 1941-1945 г. Типы и формы» я назвал эту главу «Половой коллаборационизм», заканчивается она словами из Священного писания: «Не судите, да не судимы будете».

Коллаборационизм был, есть и будет. В любой ситуации и в любой стране обязательно найдутся люди, которые из-за чувства фрондерства, или из-за чувства собственного самоутверждения, или из-за желания всегда быть при портфеле, будут прислуживать оккупантам

Первыми на финише

Для меня в свое время было открытием то, что одна из стран, где в процентном соотношении наибольшее количество населения было репрессировано за коллаборационизм, – Норвегия. Там было подвергнуто репрессиям от 15% до 20% населения. Коллаборационизм был, есть и будет. В любой ситуации и в любой стране обязательно найдутся люди, которые из-за чувства фрондерства, или из-за чувства собственного самоутверждения, или из-за желания всегда быть при портфеле, будут прислуживать оккупантам. К сожалению, с этими человеческими пороками ничего не поделаешь. Самое главное, чтобы подобная линия поведения по прошествии времени не вызывала ни чувства одобрения, ни уважения, ни морального оправдания.

Мы с вами должны помнить очень важную вещь: несмотря на тяготы войны, сталинские репрессии и другие трудности, наши деды и отцы в кирзовых сапогах и полубоевой выкладке к финишу пришли первыми, обогнав всех, кто бежал в кроссовках адидас! Поэтому честь и хвала народу-победителю!

Психология альпинизма

В книге Екклесиаста сказаны замечательные слова: «Бывает нечто, о чем говорят: «Смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас». Действительно, в истории все повторяется. Напоминаю, что вскоре столетний юбилей Революции 1917 года. Когда изучаешь материалы, связанные с этим историческим событием, начинаешь понимать, что люди тогда были во многом наивны в своих устремлениях.

Эволюция всегда более выигрышный вариант, нежели нечто громкое, разухабистое, от которого потом у всех наступает жуткое похмелье

Я бы назвал это психологией альпинизма, когда кажется, что зайдя на гору, увидишь весь мир на ладони и обретешь счастье! Мы, люди среднего поколения, уже получили свою прививку перестроечными годами и весьма скептически смотрим на замечательных «чародеев слова», которые есть везде – в России, в Беларуси, на Украине, которые зовут массы в призрачно-прекрасное завтра.

kovalev4

Молодежь, не испытавшая потрясений революции 1917-го, не пережившая страшной Великой Отечественной войны, не вкусившая «радостей» перестройки, мечтает поэкспериментировать. Скажу, как историк: «Не верю! Не ведитесь!» Эволюция всегда более выигрышный вариант, нежели нечто громкое, разухабистое, от которого потом у всех наступает жуткое похмелье.

И еще. Некоторые считают, что проявления коллаборационизма стали проявлением гражданской войны. Отвечу так. Маршал Рокоссовский, бывший репрессированным и имевший мало причин любить Советы, во время войны защищал Родину, а генерал Власов, обласканный властями, стал предателем. Каждый сделал свой личностный выбор.

Записала Елена НИКОЛАЕВА