Ковровая дорожка для резидента

1-1

Владислав Кулецкий

Наша страна и северо-запад России связаны не только исторически. Из года в год Санкт-Петербург занимает в экспорте нашей страны третье место после Москвы и Московской области. В свою очередь Беларусь тоже считается ключевым партнером региона — стабильно входит в десятку главных экспортеров для города на Неве. А среди стран СНГ нам и вовсе принадлежит первая позиция. Не удивляет уже и то, что особая экономическая зона «Санкт-Петербург» заключила три месяца назад соглашение о сотрудничестве с нашей СЭЗ «Брест». Какой опыт российских коллег был бы интересен нашим ведомствам и бизнесу, узнавал корреспондент газеты «Рэспублiка».

Верный расчет с плохим исполнением

В октябре прошлого года в Центре импортозамещения и локализации Санкт-Петербурга глава администрации свободной экономической зоны «Брест» Федор Колончук и руководитель филиала АО «Особые экономические зоны» Валерий Черепанов подписали соглашение о сотрудничестве. По их словам, документ «выражает обоюдный интерес петербургских и белорусских предпринимателей». Соглашение предусматривает обмен информацией с предприятиями обеих зон и поиск общих возможностей для привлечения инвестиций.

Опыт питерских коллег действительно может быть полезен для белорусов, поскольку руководству ОЭЗ удалось сделать показатели зоны высокими, несмотря на первоначальный провал, когда эффективность проектов стремилась не то что к нулю — к отрицательным значениям.

Дело в том, что ОЭЗ «Санкт-Петербург» изначально создавалась как технико-внедренческая площадка. Иными словами, чтобы получить статус резидента зоны, нужно было иметь собственное конструкторское бюро или лабораторию. Расчет, в принципе, был верным. Питер — это 200 вузов, хороший уровень подготовки персонала. Но найти адекватные проекты все равно оказалось сложно.

Андрей Иванов, начальник отдела по работе с инвесторами ОЭЗ «Санкт-Петербург»
Андрей Иванов, начальник отдела по работе с инвесторами ОЭЗ «Санкт-Петербург»

— Первые четыре года специалисты ОЭЗ просто бегали и искали тех, кто мог бы у нас работать. Брали даже стартапы из 3—4 человек с подходящей идеей, — рассказывает начальник отдела по работе с инвесторами ОЭЗ «Санкт-Петербург» Андрей Иванов. — Например, была компания с заявленным объемом инвестиций — 18 миллиардов российских рублей. Но компания — громко сказано. На самом деле это были трое дедушек, которые планировали построить какой-то космический реактор. Получив статус резидента особой экономической зоны, они за 4 года вложили в дело только 50 тысяч рублей. Эта цифра убивала всю эффективность. Сейчас же у нас эффективность 60%. 23 миллиарда рублей из 38 заявленных уже привлечено.

Первый успех

В общем, упор на разработки без гарантии инвестиций и без практической реализации идей оказался дорогой в никуда. Резидентов привлекали, а на выходе оказался пшик. Ситуация изменилась в 2010 году. Ужесточив условия отбора, руководство ОЭЗ расторгло договоры почти со всеми резидентами (их было около 40) и стало набирать новых. Теперь компании обязаны привлечь заявленный объем инвестиций и создать оговоренное количество рабочих мест. Кроме того, 10—15% от инвестиций должно быть потрачено на собственные разработки.

На 130 гектарах уже расположились 43 компании четырех направлений: IT-технологии и телекоммуникации, фармацевтика и медицинские технологии, приборостроение, энергоэффективность. Инвесторы в основном российские, но есть и зарубежные — примерно 40% на 60%.

Административно-деловой центр ОЭЗ «Санкт-Петербург» Фото flashnord.com
Административно-деловой центр ОЭЗ «Санкт-Петербург»
Фото flashnord.com

Пока лишь шесть из зарегистрированных компаний полностью закончили строительство и работают в полную силу. Но руководство ОЭЗ хорошо помнит, что «только каждая сотая идея перерастает в бизнес», и терпеливо ждет отдачи от своих действий. Хотя она и сейчас чувствуется: 115 тысяч квадратных метров построенных резидентами объектов; 2300 рабочих мест; 23 миллиарда рублей инвестиций и почти 7 миллиардов налогов. К 2021 году поступления в бюджет должны достигнуть 21 миллиарда рублей.

Бизнесу нужны льготы

Однако такие результаты остались бы только фантазией на бумаге, если бы не привлекательная инфраструктура и льготы. Вода, газ, электричество и отопление подведены на площадку за счет государства. Резиденты получают налоговые и таможенные преференции. Так, вместо 30% страховых взносов компании платят 14%, а вместо 20% налога на прибыль — 13,5%. На площадке открыт свой таможенный пост. Высокотехнологичное оборудование можно поставлять без оплаты ввозных таможенных пошлин.

— Это важно, потому что необходимого российского оборудования практически нет, — объясняет Андрей Иванов. — Одна компания у нас получила 10 миллионов евро экономии за счет беспошлинного ввоза оборудования. Плюс оформление всего, что завозится, идет через наш пост без очередей. И могут быть преференции по ввозу других товаров, кроме оборудования (например, строительные материалы). Но в каждом случае это рассматривается индивидуально.

Помимо этого на площадке есть специальная служба, которая занимается IT- поддержкой проектов. Так что для начала работы есть все условия. А после возведения завода можно выкупить землю под ним за смешные деньги — за четверть кадастровой стоимости, а это примерно по 6 евро за квадратный метр. То есть гектар обойдется предприятию в 60 тысяч евро.

Есть еще одна скрытая льгота, которая образовалась сама собой, но стала очень привлекательной для иностранных компаний. Это падение стоимости рабочей силы в России. Удешевление труда вызвано снижением за последние два года доходов населения в долларовом эквиваленте фактически в два раза. На фоне того, что в Китае рабочая сила, наоборот, дорожает, Россия стала более привлекательной для инвесторов. Сейчас средние зарплаты на предприятиях ОЭЗ варьируются от 50 до 100 тысяч рублей в месяц (без учета руководящего состава). При этом работники в основном с высшим образованием, а 5% из них имеют ученую степень. Кстати, средняя зарплата научных работников в регионе 45 тысяч рублей.

Чтобы научные работники оставались в стране, им нужна хорошая зарплата и условия Фото ihs-gmbh.fr
Чтобы научные работники оставались в стране, им нужна хорошая зарплата и условия
Фото ihs-gmbh.fr

Интересно, что кризис на экономику Санкт-Петербурга повлиял двояко не только в ситуации с оплатой труда. Санкции Евросоюза и США, а также падение цен на нефть, с одной стороны, подстегнули российских производителей, а с другой — в регионе сокращают работников. И довольно активно. Вот свежие данные: «Предприятия Петербурга планируют уволить свыше 5 тысяч сотрудников в течение ближайших трех месяцев», сообщает газета «Санкт-Петербургские ведомости» за 14 февраля 2017 года. Сокращения готовят 608 компаний. Хотя пока что уровень зарегистрированной безработицы всего 0,4%.

Лекарства в цене

А вот у резидентов ОЭЗ сокращения не планируются. Большинство, наоборот, еще больше набирают новых сотрудников, поскольку очень активно развиваются. Особенно это заметно в фармацевтическом кластере.

Так получилось, что развитие особой экономической зоны совпало с принятием государственной программы «Фарма-2020». По ней к 2020 году 50% лекарственных препаратов, которые будут продаваться на территории России, должны быть российского происхождения. Поэтому не только российские, но и зарубежные фармацевтические компании стали развивать производство на территории России. Например, если швейцарская компания «Новартис» раньше везла сюда продукцию со своих польских заводов, то теперь она производит препараты в ОЭЗ.

Еще один интересный участник правительственной программы — компания «Биокад». В 2001 году бывший банкир Дмитрий Морозов, имея огромные капиталы, решил продвигать биотехнологии. Несколько лет у него ничего не получалось, но потом нашлись нужные люди, и работа закипела. Первый завод появился под Москвой. А в «Санкт-Петербург» «Биокад» пришел в 2010 году.

Похоже, что «Биокад» нашел самый действенный способ борьбы с «утечкой мозгов» — создавать предприятия, на которых этим «мозгам» будет работать интереснее, чем за рубежом

— Компанию привлекли сюда преференции и шикарный кадровый потенциал — у нас два больших вуза, которые готовят фармацевтов, — делится Андрей Иванов. — Ключевое направление разработок и производства — онкология. Работают как с собственными препаратами, так и с дженериками (после окончания лицензии одной фирмы на основной препарат другие компании начинают выпускать лекарства с тем же действующим веществом, но дешевле оригинала). Это удобно и прибыльно, поскольку разработка уникального препарата занимает 8—10 лет.

«Биокад» — это, как о ней заявляют руководители, биотехнологическая компания российского полного цикла. У фирмы очень агрессивная кадровая политика, и в борьбе за хороших специалистов директора готовы на многое. В компанию привлекают как перспективных студентов и молодых специалистов, так и опытных ученых, которые когда-то уехали за границу, а теперь готовы вернуться на родину.

Похоже, что «Биокад» нашел самый действенный способ борьбы с «утечкой мозгов» — создавать предприятия, на которых этим «мозгам» будет работать интереснее, чем за рубежом. Рецепт вполне мог бы пригодиться и в белорусских реалиях.

Возможности для белорусов

Если свободные экономические зоны Беларуси и России будут сотрудничать, то, скорее всего, у белорусов будет больше возможностей для поиска интересной работы на наших и российских предприятиях. Тем более что тысячи белорусов уже работают в Северо-западном регионе.

misuraginСергей Мисурагин, советник отделения посольства Беларуси в России в городе Санкт-Петербург: «Последняя перепись населения Санкт-Петергбурга показала, что белорусов в Питере около 60 тысяч человек. Это те, у кого родители из Беларуси или же которые сами когда-то там жили. А на консульском учете в нашем посольстве более 7 тысяч человек, которые имеют белорусский паспорт и работают здесь».

jurkinaСветлана Журкина, начальник управления стран СНГ и регионов Российской Федерации Комитета по внешним связям правительства Санкт-Петербурга: «Вакансий у нас регистрируется даже больше, чем количество безработных. Есть переизбыток экономистов и юристов. А вот рабочие, инженерные специальности пустуют. Поэтому мы ждем в том числе и белорусов на эти места».