Пушкин, Русский мир и белорусы

6

После того, как с начала ХХ века этнос великороссов стали называть «русскими», пошла, что называется, путаница в терминологии. И с тех пор различные социологи, этнологи, политики, журналисты периодически инициируют дискуссии на тему «кого считать настоящими русскими?» Достаточно ли для этого штампа в паспорте? Либо нужно проводить генетический анализ?

Но если окунуться в историю, то можно заметить, что слово «русский» — это понятие, которым характеризуется не этническая принадлежность, а цивилизационная, точно так же как, например, понятия «западный» или «восточный». Так, Рокоссовский, Левитан, Пушкин, Сталин, Микоян, Даль — это все люди разных этносов, но, тем не менее, все они являются представителями русской культуры, русской цивилизации. Поэтому это определение органично применимо и к славянам, и к татарам, и к грузинам, и к финнам, и к калмыкам, и к белорусам, и к представителям иных народов русской региональной цивилизации, в том числе и пришлым.

Что же отличает Русскую цивилизацию (русский мир) от других?
Сторонник гибнущей Речи Посполитой Франтишек Макульский в 1770 году так писал о Российской империи, в границах которой те времена жили народы русской цивилизации:
«Коварство, грабёж, алчность, лицемерие, несправедливость, клятвопреступность, воровство, пьянство, насилие, попрание национальных прав народов — вот черты или отличия этой монархии».

Примерно той же риторики с различными дополнениями придерживаются различные либералы и националисты, говоря о России и Русском мире сегодня.

Но так ли это на самом деле? И свойственно ли это только России и русским?

Не будем отрицать, что в какой-то мере это так. Но, если посмотреть правде в глаза, то мы признаем, что эти пороки сегодня так или иначе свойственны всем странам и цивилизациям мира. И вопрос только в том, консервируется ли такое положение дел в обществе либо предполагается в будущем изменить к лучшему? И это очень важно, потому что Фёдор Михайлович Достоевский в своё время правильно подметил:

«Мерило народа не то, каков он есть, а то, что он считает прекрасным и истинным».
То есть реальная жизнь в настоящее время может быть какая угодно, но если в обществе есть высокие духовные идеалы-мечты-цели, то рано или поздно они будут воплощены. Это справедливо не только для отдельных народов, но и для многонациональных цивилизационных общностей.

В пределе мы можем выделить три цивилизации, в которых народы объединены более-менее общими взглядами: Западную, Русскую и Восточную. Так как мы, белорусы, находимся на границе первых двух, то третью (Восточную) оставим пока в стороне.

К Западной цивилизации на сегодняшний день причисляют: страны Западной Европы, США, Канаду, Австралию, Новую Зеландию, ЮАР, Израиль, Японию, Южную Корею и другие. И, как известно, основная идея, которую проповедуют эти страны — это так называемая демократия.
Какие мы видим ценности у западной «демократии»? Если реально, то кратко можно выделить следующие: обретение статуса в обществе; финансово-материальное накопительство; вседозволенность удовольствий; беззаботное потребительство.

А в Русской цивилизации (примерно это страны бывшего СССР) какие идеалы?

На нынешнем этапе глобализации ценности у многих людей, которые живут на постсоветском пространстве, стали такими же, как и на западе. Но, во-первых, это далеко не у всех так стало. А во-вторых, было ли так всегда? Некоторые могут сказать, что да. Но тогда возникает вопрос, а почему художественные произведения и другие памятники культуры в Русской цивилизации и цивилизации Запада столь различны?

1

Например, если взять монументальное искусство, то только в одной Норвегии различных скульптур с нашей точки зрения возмутительного характера «пруд пруди». А если поискать информацию на эту тему в интернете по другим странам Запада, то можно найти много всякого, вплоть до памятников сатане.

2

Мечты народов о прекрасном выражены в его фольклоре: сказках, былинах, песнях. Здесь мы тоже встречаем существенное отличие. В учебнике по истории южных славян историки БГУ указывают:

«Характерной особенностью славянских культур является отсутствие военного эпоса. И сербские эпические песни, и русские былины повествуют не об агрессивных завоевательных походах, а о силе народных богатырей — защитников родной земли…».

Цитата из былины:

«Вы постойте-тко за веру, за отечество,
Вы постойте-тко за славный стольный Киев-град».

3

В русском эпосе нет не только темы завоевания, но и обогащения путем завоевания — разбоя. В символе вере русских богатырей: только защита и только освобождение.

Чего не скажешь о западноевропейском эпосе. Выдающийся памятник средневековой эпической поэзии Франции «Песнь о Роланде» — это песнь о крестовых походах, о завоеваниях, о сражении христиан с иноверцами. А древнеиспанская «Песнь о Сиде» фактически посвящена воспеванию разбоя: «Нападайте дерзко, грабьте проворно».

Ни один из героев русского эпоса не отдает свою жизнь в обмен на богатства.

Вот что пишет по этому поводу исследователь В.И. Калугин:

«В некоторых вариантах былины «Илья Муромец и Соловей-разбойник», а так же в сказочных и лубочных обработках этого былинного сюжета разбойники пытаются вымолить у Ильи Муромца пощаду, откупившись, предлагая ему «золотой казны, платья цветного и коней добрых сколько надобно». На что богатырь отвечает отказом»».

В западноевропейском эпосе всё по-другому: Золото Рейна, зарытый клад — вот что влечёт героев германской «Песни о нибелунгах». В борьбе за золотой клад, за драгоценности погибает главный герой древнейшей англосаксонской поэмы «Беовульф». Погибает, наконец-то достигнув заветной мечты:

«Насытив зренье игрой самоцветов
и блеском золота».

Умирает, восклицая:

«В обмен на богатства
Жизнь положил я».

4

Как отмечает известный исследователь западноевропейского эпоса А.Я.Гуревич:

«Борьба за славу и драгоценности, верность вождю, кровная месть как императив поведения, зависимость человека от царящей в мире Судьбы и мужественная встреча с ней, трагическая гибель героя — все это определяющие темы не только одного «Беовульфа», но и других памятников германского эпоса…».

Однако сюда следует добавить не только германский, но и французский, испанский, ирландский, скандинавский и т.д.

Мы не пытаемся демонизировать западную культуру. Понятно, что и там есть много чего хорошего и полезного для человечества. Но однозначно: русский эпос явно не вписывается в картину западного мира.

«Народ издревле нам родной»

Обобщил народный фольклор и наиболее полно выразил идеалы и стремления русской культуры, русского мира в своём творчестве именно Александр Сергеевич Пушкин.

5

Мы, белорусы, тоже являемся наследниками этой культуры и нам не чужды её идеалы. Об этом же говорят и те представители белорусского народа, которых никто не может обвинить в том, что они «неправильные белорусы». Предоставим им слово:

Пімен Панчанка:

«Пушкін! Назавіце гэтае імя, і радасна, горача заб’ецца сэрца. У маленстве і юнацтве, у гады сталасці ўсе мы пілі і п’ем з невычэрпнай крыніцы празрыстай і жыватворчай пушкінскай паэзіі. Яшчэ не навучыўшыся пісаць ніводнай літары, мы чулі цудоўныя казкі пра разумнага Балду і цара Салтана, пра рыбака і рыбку, пра залатога пеўніка. А каго не краналі чароўныя вершы паэта пра дружбу і вернасць, пра каханне!

З першых крокаў свядомага жыцця Пушкін для мяне, як і для кожнага з нас, стаў мудрым настаўнікам і задушэўным другам. Яго паэзія натхнёна заклікае: будзь смелым, мужным, гордым, вольналюбівым; любі сваю Радзіму, яе цудоўную прыроду; змагайся за шчасце свайго народа!

…І, напэўна, яе многія паэты, што пачыналі пісаць са школьнай парты, я спачатку таксама пісаў “пад Пушкіна”. Для кожнага з нас, хто знайшоў або шукае сваё месца ў паэзіі, геніяльны Пушкін быў і застаецца непаўторным прыкладам народнага паэта-патрыёта, мудрага і чалавечнага, празорлівага і бясконца працавітага. Пушкін  — найсвятлейшае сонца рускай паэзіі.

…Асабліва мяне прываблівае і хвалюе ў паэзіі Аляксандра Сяргеевіча Пушкіна любоў да чалавека, вера ў яго нязмерную творчую сілу і талент, вера ў шчаслівую будучыню чалавецтва. Здаецца, кожны яго радок напоен сонцам, сагрэт мужнай чалавечай ласкай.»

«Люблю я Пушкіна за яго прыгожы, чароўны верш. Люблю за яго багацце думак, за сюжэтнасць, за зразумеласць яго мовы для ўсіх — ад малога да вялікага…

… Я люблю Пушкіна за тое, што ён — жывы барацьбіт за свабоду, за шчасце чалавецтва. І калі сёння народы многамільённага СССР і ўсё прагрэсіўнае чалавецтва свету ўспамінаюць добрым словам памяць вялікага паэта, мне хацелася б так пісаць, як пісаў любімы мною А.С. Пушкін.»

Якуб Колас «Сонца нашай паэзіі»:

«Цяжка сказаць, што больш за ўсё любіш у Пушкіна. Я проста люблю яго, люблю кожны радок: ад знішчальнай эпіграмы “Воспитанный под барабаном, наш царь лихим был капитаном” да танчэйшага лірычнага васьмірадкоўя “Я вас любил”. Я люблю Пушкіна — тварца непараўнальных паэм, Пушкіна — празаіка, гісторыка, стваральніка новай рускай мовы, Пушкіна — рэдактара “Современника”.

Як многа сумясціў ён у сабе, гэты ўсеабдымный геній, чыё дыханне мы адчуваем кожную хвіліну поруч з сабой!

Цяжка вымераць і ацаніць уплыў Пушкіна на нашу беларускую літаратуру.

Праца Пушкіна, подзвіг Пушкіна натхняе кожнага з нас. І мне асабліва радасна, калі ў сваёй рабоце ўдасца адчуць хоць часціну натхнення вялікага генія вялікага народа»

Многія вершы Пушкіна выклікалі ў мяне блізкія, родныя вобразы. У гэтым сказвалася вялікая ўлада сапраўднай паэзіі над чалавечым пачуццём. І Пушкін адзін з найвялікшых уладарнікаў яе. У гэтым уздзеянні Пушкіна на чытача, незалежна ад таго, рускі ён, беларус ці казах, заключаецца велізарная значымасць і дзейнасць яго як паэта. Але не ў адной толькі чароўнай прыгажосці пушкінскай паэзіі заключаецца значэнне Пушкіна.

Пушкін — яркі, дасціпны розум, паэт-пратэстант, мяцежнік — ненавідзеў прыгнечанне шырокіх народных мас.

Пушкін — паэт-наватар, паэт-рэфарматар у галіне рускай  паэзіі і тым самым — у паэзіі ўсіх народаў, якія насяляюць вялікую русь.

Уплыў Пушкіна на паэзію і культуру народаў СССР і, у прыватнасці, на беларускую культуру і паэзію — невымерны».

Іван Навуменка:

«Мы, сацыялістычныя нашчадкі паэта, аддезеленыя ад папярэдніх эпох сямідзесяцігадовым рубяжом Вялікага Кастрычніка, бачым у Пушкіне не толькі надзвычайнай сілы асобу, паэта-волата, творы якога хвалююць і ўзвышаюць сэрца, не толькі стваральніка рускай літаратурнай мовы, на якой узнікла і руская савецкая класіка, мы бачым у Пушкіне сучасніка, субяседніка, настаўніка, які дапамагае жыць, працаваць і без якога наогул нельга ўявіць наша літаратурнае, мастацкае, духоўнае жыццё».

Максім Танк:

«Пушкін пражыў кароткае, але вялікае жыццё і здолеў разабрацца ў ім з перакаўчай глыбінёй. Шырыня пушкінскага кругагляду бязмежная. Я яго творах, нататках і лістах шчодра параскіданы самабытныя, сціслыя меркаванні ледзь не пра ўсе важнейшыя з’явы гісторыі культуры чалавецтва з самых старажытных часоў і аж да 30-х гадоў ХІХ стагоддзя…

…Пушкін — адна з самых дзіўных з’яў у сусветнай паэзіі, і як пясняр братняга рускага народа нам ён заўсёды быў асабліва блізкім. Пад яго дабратворным уплывам расла і развівалася беларуская паэзія. Бадай, нельга сёння знайсці ў нас паэта, у творчасці якога не адчуваўся б яго ўплыў. Не знойдзеш і ніводнага беларуса, які б не чытаў Пушкіна ў арыгінале ці па-беларуску».

Васіль Быкаў:

«Пушкін — адна з вяршынь сусветнай культуры, нязгасны светач духоўнасці — пражыў недаўгое, складанае жыццё, надзвычай багатае ўрокамі для людзей і для чалавецтва ў цэлым…

… Даўно сцерліся з людской памяці імёны цароў і царадворцаў, розных “сильных мира” пачатку ХІХ стагоддзя, усіх тых, перад кім пачціва цягнуўся Пушкін. А Пушкін жыве. І ён будзе жыць, пакуль будзе існаваць чалавецтва, ягоная вялікая, жывая душа ў наш не толькі жорсткі, але і жудасны век з’ядноўвае людзей пачуццямі дабра, злучае разарваную сувязь часоў і дае надзею.

Надзею выжыць, не ператварыцца ў атамных дзікуноў, не толькі выхаваць сучасны высокараціянальны розум, але і не занядбаць душу, здольную на дабрыню, чалавечнасць, а часам — і слабасць. Калі-нікалі так бывае ў гісторыі, што апроч сілы патрэбна і слабасць, бо слабасці патрэбна справядлівасць. Сіле ж нічога не трэба.

І гэта выдатна разумеў Пушкін.

Няхай жа навек ён застаецца на зямлі прарокам дабра і справядлівасці».

Рыгор Барадулін:

«Руская паэзія нарадзілася пад шчаслівай зоркай Пушкіна. Мінаюць стагоддзі, а зорка генія славянскага свету наддарожна гарыць на небасхіле жыццядайнага слова.  Ад калыскі да апошняга шляху жыве ў кожным з нас свой Пушкін вобразам, радком, думкай, палкасцю і пераконанасцю. Спачатку казка перахоплівае дух і бярэ ў палон уяву, потым вершы ўрываюцца са стыхіяй марозу, з аднагукім шаргунком, раптоўна і ўладна ўзнікае “дзівоснае імгненне” — і так неадступна і так жадана нам самім ідзе з намі вялікі паэт, вучыць жыць і разумець жыццё ва ўсёй яго непаўторнаці і шматграннасці.

… І нашая родная беларуская літаратура, у першую чаргу паэзія, вучылася і вучыцца ў Пушкіна быць зразумелай і глыбокай, надзённа неабходнай і гранічна шчырай.

Творчасць непаўторнага сына Расіі належыць усяму чалавецтву».

Классики белорусской литературы с уважением относятся к Пушкину. Это показатель того, что Александр Сергеевич не мешал развиваться белорусской культуре, а наоборот, помогал. И точно так же к тому, кто выразил идеалы Русской цивилизации, относятся и народы других стран бывшего СССР — все от мала до велика любят Пушкина, потому что справедливые идеалы Русского мира привлекательны для всех.

6

Отрывок из стихотворения А.С. Пушкина «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…»:

«И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я Свободу

И милость к падшим призывал.

Веленью Божию, о муза, будь послушна,

Обиды не страшась, не требуя венца,

Хвалу и клевету приемли равнодушно

И не оспаривай глупца».

Термин «Русский мир» сегодня многие пытаются опошлить. Одни это делают сознательно, выпячивая поведение всяких русскоговорящих маргиналов (алкоголиков, сумасшедших политиков, «зигующих» неонацистов) и выдавая их за истинных представителей Русского мира. А другие (особенно те, которые переживают за свою национальную культуру), не вдаваясь в долгие размышления просто искренне уверены, что Русский мир — это уже по определению некий негативный для них концепт, который не несёт им ничего хорошего.

Русский мир — это не какой-то там Рим, не какая-то идеологическая оболочка для поглощения культур, и не алкаши, валяющиеся под забором. Русский мир — это стремление к справедливости, к человечности, к обществу, где все народы развиваются и живут в мире между собой. И это пока единственная альтернатива маскульту Западной цивилизации, которая скатывается в культуру гедонизма, потребительства и тянет всех за собой.

Какой их из этих двух типов культур нам выбирать – каждый будет решать сам для себя.

Павел Воробьев