«Выживший»: как мы пережили Год культуры

maxresdefault1

С большой помпой объявленный Год культуры в итогах своих настораживающе совпадает с темами главных скандалов в Facebook, отмечает колумнист Sputnik Елена ВАСИЛЬЕВА

Подводя итоги года, Лео наверняка бережно оглаживает свою оскаровскую статуэтку и благодарит Иньярриту за роль в «Выжившем». Каждый деятель культуры в Беларуси достоин сравнимой с «Оскаром» премии, и все за ту же роль — «выжившего». Подводя итоги года, мы подсчитали количество «выживших» белорусских деятелей в Год культуры и предлагаем учредить соответствующую премию.

Главным претендентом на роль «выжившего» оказался, пожалуй, кинофестиваль «Лiстапад», которому в этом году урезали финансирование — фестиваль остался без своего главного спонсора «Беларуськалия», так что если кто-то соберется изготовить соответствующую статуэтку, которой по окончанию года будут награждать самых стойких деятелей культуры, можно слепить ее с программного директора фестиваля.

В этом же году с поста директора «Киновидеопроката» Мингорисполкома ушел Василий Коктыш, возглавлявший прокат уже двадцать лет. На место Коктыша, благодаря которому белорусы увидели когда-то «Титаник» не с кассеты, а на большом экране, поставили экс-первого секретаря БРСМ Юрия Чечукевича.

«Выжившим» оказался и Курейчик со своим «Partyzan-фильмом»: в краткой схватке с Минкультом первая белорусская полнометражная комедия победила, впереди схватка с российскими «Елками» — но уже в прокате. Как бы извиняясь за то, что для литературы год прошел гладко и почти без скандалов (в масштабах мира — опять не дали «Нобеля» Мураками, в масштабах Беларуси — опять не дали «Гедройца» Бахаревичу), в конце года с сенсационным предложением выступил председатель Союза писателей Беларуси Николай Чергинец.

Так, на съезде Союза было предложено небольшой процент от продажи всякой книги, опубликованной за пределами Беларуси или негосударственным белорусским издательством, передавать в фонд Союза писателей. Авторы негосударственных издательств, которые премии «Выживший» достойны еще больше, чем кинофестиваль «Лiстапад», в соцсетях заявление Чергинца прокомментировали, на том и остановились — пока Союз, к счастью, не перешел от предложений к активным требованиям.

Кажется, самыми активными пахарями культурной нивы оказались коммерческие организации. За последние несколько лет компании поняли: социальная ответственность бизнеса — это не только раздел в дипломной работе выпускника экономфака, но и возможность самостоятельно продуцировать информационные поводы, мимо которых журналисты не пройдут.

В итоге velcom организовал кампанию по продвижению белорусской литературы MOVABOX, банк БелВЭБ — очередные джазовые вечера у Ратуши, «Белгазпромбанк» спонсировал «ТеАрт» (снова) и во второй раз провел во Дворце искусств «Осенний салон».

А что сделал Минкульт? Минкульт придумал «Кодекс о культуре», в котором истребовал от деятелей культуры и искусства подтвердить свое право деятелями зваться.

Ну ладно, ладно, на сайте Минкульта ряд из перечисления деяний, больших и малых, совершенных за год, насчитывает больше сотни пунктов, среди которых и празднование 125-летия Максима Богдановича, и форум «Музеи Беларуси».

Минкульт, исполняя наказы главы государства, напрягся настолько, что даже разработал особый «Кодекс о культуре», аналогов которому нет нигде в мире. Хочется надеяться, что в следующем году вопросы работы с культурой будут занимать в жизни чиновников все же меньше места.