3-й Евразийский или воспоминания о будущем

%d0%b5%d0%bb%d1%84%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%b2

Вадим Елфимов

Поверьте, дорогой читатель, что ваш покорный слуга, пишущий эти строки, многоопытный  заседальщик. Конечно, я не достиг тех вершин в мастерстве заседания, что кажутся сегодня просто легендарными, — это когда члены президиума, глядя в зал, спали с открытыми глазами. Но я видел такое воочию – в буквальном смысле… Дед мой, Герасим Иванович, протопавший пол России и пол Европы в годы Великой Отечественной войны в яловых сапогах, рассказывал, что солдаты вполне могли спать прямо на ходу. Одним словом, жизнь заставит, и не тому еще научишься! В различных заседаниях суммарно провел я добрых пару лет, о чем жалею, — лучше бы в походы ходил, может и история повернулась бы к нам каким другим боком?

Но что есть, то есть, и заседания я не люблю. Поэтому вы легко можете себе представить, с каким настроением ехал я в Москву на очередное крупное собрание. А ждал меня III Евразийский экономический конгресс. Привлекало только слово «евразийский» — в нем звучало что-то новое, интересное, а, главное, придуманное нами самими, а не позаимствованное у Запада. Зато «конгресс» лежал настоящим прессом на моих робких надеждах не заскучать до средины повестки дня.

Однако едва вдохнув морозный московский воздух, я вдруг почувствовал бодрость. Не смущали даже московские тягучие «пробки», и мне почему-то захотелось ехать на это заседание, принимать в нем участие, оживлять его дискуссией… Великая вещь интуиция! Прибыв, я поначалу даже заскучал: «Да нет, все как обычно, знакомая суета, поиск секции, кресла, ну и так далее…Такое я видел во многих столицах мира – броуновское движение экспертов и бизнесменов».

Но нынешняя реальность разворачивалась в оборудованном по последнему слову медийной техники Евразийском коммуникационном центре. Конечно, огромной плазмой, бегущей информационной строкой, синхропереводом и даже настоящим «эспрессо» меня не удивишь, но вот что удивило, так это девушки-распорядители… Я понял, что интуиция меня не подвела, глядя именно на них: у каждой был микрофончик, наушник, переносная рация. Вот она – новая Евразия! Оперативность, информативность, мобильность, точность плюс вежливость. Броуновское движение моментально упорядочивалось. Я почувствовал себя «фишкой» где-нибудь на Московской или Нью-Йоркской бирже, которую точно передвинули нежной рукой в нужную ячейку и чьи котировки стали стремительно расти! Высокий класс!

Еще интересней стало в президент-холле на пленарном заседании. Что такое обычная «пленарка»? – чопорный ритуал, неизбежная схима перед живыми перепалками в секциях, и все пытаются ее прогулять с кем-нибудь в лобби. Здесь же президент-холл вмещал около тысячи человек, но свободных мест не наблюдалось даже с птичьего полета. Более того, почтенные делегаты (из тех, что чуть припозднились)  толпами жались под стеночкой! И из зала их было не выманить. Такое я видел только на пресс-конференциях наших Президентов, Александра Лукашенко и Владимира Путина. Но там причина ажиотажа очевидна, а здесь – экономическая пленарка, и только-то!?

Секрет раскрылся очень быстро: сегодня все хотят торговать, сотрудничать, дружить с Евразийским экономическим союзом! А конгресс грянул накануне нового финансового и политического года, вот все партнеры Евразийского союза и Союзного государства, проверенные и потенциальные, и приняли уже «низкий страт». Они изготовились! Они ждут эффекта-Трампа, когда Америке в купе с Европой будет, наконец, дано соизволение разговеться после долгого санкционного поста…Люди просто соскучились по прибылям, по настоящим делам, по здравому смыслу, и их можно понять.  Я слышу английскую, русскую, французскую, белорусскую, казахскую, итальянскую, китайскую речь, но моих трех «основных» языков вполне хватает – не надо быть международником, чтобы все понять в точности. Например, понять стремление представителя Беларуси в Евразийской экономической комиссии, действующего министра интеграционного правительства,  Члена Коллегии по вопросам технического регулирования ЕАЭС Валерия Корешкова непременно успеть поучаствовать в дискуссии, чтобы рассказать бизнесменам, что новый евразийский таможенный кодекс уже почти готов, а ТУ, т.е. техусловия производства и торговли, будут согласованы в рекордные сроки. И понять радость от этого сообщения президента Индийского бизнес-альянса Сэмми Котвани.

Или разделить возмущение французского миллиардера Филипа Пегорье, члена правления Союза французских предпринимателей, который без обиняков назвал – причем, по-русски! – санкционную политику Ф. Олланда «черной дырой для бизнеса». А как не понять итальянского бизнесмена Эрнесто Ферленги, который сокрушался о том, что за 3 года санкций его родина потеряла 7 млрд. евро только прямых убытков для промышленности. Как говорится — чао, серьор Маттио Ренци!

Кстати, Ферленги привел удивительные цифры, которые добыты западными непредвзятыми экспертами, но о которых пока молчат и в западных СМИ, и в европейских правительствах. Оказывается, уже подсчитано: в ближайшие 15 лет 90% экономического роста покажут вовсе не страны ЕС, а страны ЕАЭС – Евразийского экономического союза, и, прежде всего, Россия, Беларусь и Армения.

Дальше пошли сплошные цифры – бизнес-конгресс, как ни как! Но если вы думаете, что для политолога там работы не нашлось, я готов вас поправить и обрадовать. Во-первых, я встретил там много знакомых белорусов, деловых людей, и помогал им налаживать бизнес-связи. Интерес к Беларуси не меньший, чем к России в высокотехнологичных секторах. И в этом прагматичном контексте я вдруг понял, что помогаю договариваться о будущем двух наших стран, опираясь на самое лучшее в нашем общем прошлом – на нашу братскую дружбу.

И, во-вторых, без политики на экономическом конгрессе все равно не обошлось. Ведь отделяют политику от экономики только наивные и очень рисковые люди. Но тот, кто привык рисковать, никогда не знает своего будущего. Мы же в нашем белорусско-российском братстве совсем не такие – мы четко знаем свое будущее. И не будем подвергать его риску!