ОДКБ: если бы да кабы

1459609493_photo_743456

Андрей ЛАЗУТКИН

Хотя Беларусь по-прежнему остается главным военно-политическим союзником России, Запад не оставляет попыток втянуть республику в свою орбиту.

Внутренние голоса против ОДКБ и ЕАЭС звучат на каждых выборах: оппозиция выступает за выход из всех российских интеграционных структур. Интеграцию пытаются подменить внешнеполитическим доминированием, а националисты, в свою очередь, пугают белорусов призраком военного конфликта с НАТО.

Как правило, в качестве альтернативы предлагается нейтралитет, который реально не подкреплен ничем, кроме хуторского мышления самих националистов. В их представлении третья мировая – это та же самая Вторая, когда можно просто отсидеться на хуторе, откупиться яйками и куркой или, на худой конец, немножко поработать в полиции. Однако Беларусь – пока не Швейцария, а нейтралитет в условиях всеобщего конфликта означает настоящее вероломство по отношению к главному военному союзнику. Такие политические заявления, мягко говоря, раздражают Россию, особенно в условиях крайне сложной реальности, которую мы наблюдаем последние два года.

Не НАТО единым

Беларусь периодически просит новое вооружение у Москвы, причем по заниженным, «союзным» ценам. В Москве на такие запросы вполне логично отвечают предложением разместить в Беларуси российские подразделения. Каждый белорусский националист просто обязан в этот момент завопить с дивана, что «зеленые человечки» уже начали захватывать его вместе с диваном.

Истерика по военным поводам подымается в Беларуси каждые выборы, а затем так же быстро утихает.

«Российские базы нам не нужны», – уверенно писали в прошлом году белорусские СМИ, финансируемые Польшей и США, передающие из Варшавы и Праги. И действительно, им российская база ни к чему. Но если в Беларуси в 2015 изначально шла речь только о разрешении сажать российские военные самолеты на аэродром в Лиде, то в Польше, к примеру, функционируют полноценные натовские базы с американскими солдатами и бронетехникой, а всего месяц назад НАТО заявило о развёртывании в Польше и Прибалтике дополнительных батальонов. Почему-то оппозиционного протеста в Беларуси по этому поводу не наблюдалось, хотя от Бреста и Гродно до предполагаемых новых натовских баз в Люблине и Белостоке – всего 120-150 км.

Прозападные эксперты действия НАТО игнорируют и, наоборот, нападают на ОДКБ, выставляя ее то нерабочей организацией, «вывеской», которая обслуживает исключительно интересы России, то делают из ОДКБ полицейский инструмент для подавления революций в странах-членах.

Критика ОДКБ звучит и с другой, патриотической стороны – например, за нерешительные действия в Киргизии и Украине.

Тем не менее, руководство России и ОДКБ показывает определенную дальновидность. Для любых жёсткий решений нужен консенсус, а односторонние политические ходы будут дорого стоить имиджу ОДКБ как союзной группировки, и в адрес России тотчас посыплются новые обвинения. ОДКБ, в свою очередь, предназначена для иных задач – она укрепляет международный вес стран-участников, дает военные гарантии территориальной целостности и является инструментом сдерживания.

Кроме того, внутренние разногласия в ОДКБ по поводу приобретения новейшего вооружения постепенно решаются. До недавнего времени в повестке Минска стояло приобретение российских «Искандеров-Э», но теперь белорусская оборонка выпустила собственный аналог – РСЗО «Полонез», который сможет частично заменить «Искандеры».

«Полонез» – не танец с бубном

Самый знаменитый белорусский полонез написан композитором Огинским. Называется он «Прощание с родиной» и эта мелодия звучит в белорусском парламенте во время процедуры голосования.

Почему название новейшей белорусской системы залпового огня оборачивается «прощанием с родиной»?

Согласно метафорам военных аналитиков, Беларусь – это клин, вбитый в глубину НАТО, «стратегический балкон» над Европой, и даже «удавка на шее» Прибалтики, что во многом обесценивает ее стратегическое положение для НАТО.

Обратная сторона этой геополитической медали – вековое правило, согласно которому при любом конфликте России и Европы сторона, желавшая захватить инициативу, должна была обеспечить территориальный контроль над Беларусью. Результат этих многолетних войн – унылые белорусские поговорки в духе «только б не было войны» и прочие консервативные черты белорусского характера, над которыми в XXI веке научились шутить даже сами белорусы. Увы, Украина опять показала, что в каждой шутке – лишь доля шутки.

Что касается новых военных разработок, то, хотя российский рынок в целом сузился для белорусской промышленности, наша оборонка по-прежнему имеет стабильный российский заказ, чем заметно улучшает общую экономическую статистику. Однако и в этой сфере есть своя палка о двух концах: поскольку в Беларуси функционирует огромное количество лакомых предприятий-смежников, к ним периодически возникает интерес у определенных российских кругов, с чьей стороны звучат настойчивые предложения о приватизации военных заводов. Александр Лукашенко, впрочем, фамильное серебро не отдает. Однако, несмотря на определенные разногласия, сотрудничество в сфере ВПК продолжается и будет только набирать обороты.

А вот Украина опять научила дурным примером: кооперационные связи с Москвой, которые оставались от СССР, Киев закопал в землю в угоду политическим интересам. Как оказалось, закопал вместе с собственной оборонкой.

Сколько волка не корми, все равно в ЕС смотрит

Возможен ли обмен ядерными ударами, будет ли Россия деблокировать Калининград и в какую кашу превратиться европейский театр военных действий – сторонников «европейского выбора» в Беларуси мало интересует. После нас хоть потоп, хоть ядерный удар.

Однако даже самый радикальный политик должен понимать, что отсидеться за натовскими гарнизонами не получится никому – поэтому сани нужно готовить летом, чтобы не допустить ядерной зимы.

Между тем, на недавнем саммите ОДКБ в Ереване Лукашенко особо подчеркнул такие угрозы, как одностороннее развертывание ПРО и продвижение концепции «глобального удара».

В целом же фантомными цинковыми гробами оппозиционная пресса пугает белорусов столько, сколько существует ОДКБ. Тем не менее, ни один гроб в Беларусь так и не приехал.

Наша пресса, видимо, плохо понимает, что военные организации иногда создаются для того, чтобы не воевать.

Однако даже в сложной международной обстановке можно найти свои плюсы. Уже сейчас мы наблюдаем, как прозападные политические структуры чахнут и распадаются без внешних вливаний, а вчерашние политики начинают подрабатывать журналистикой, строча колонки друг на друга в прозападной прессе. Да и сама пресса чувствует себя все менее уверенно. Почему?

Эти общие изменения в финансировании неслучайны.

После Украины у западных теоретиков и специалистов по демократизации наконец появилось понимание того, что и так знает любой чумазый механик на последнем СТО: нельзя без последствий влезть в работающую систему.

Однако если ЕС сейчас невыгодна дестабилизация региона, то США, наоборот, продолжают давить через структуры НАТО и увеличивать свой контингент, например, в Польше, где присутствует сильное американское лобби. С приходом Дональда Трампа всем, и белорусам в том числе, хочется верить в лучшее, однако инерция американской военной машины слишком велика.

Тем не менее, при любом раскладе Беларусь – против эскалации отношений. Однако всегда найдутся и те, кто за.

Отморожу уши назло русской бабушке

Напомним, что Прибалтика – это не только стратегический регион для НАТО, но и рынок сбыта старого натовского оружейного хлама, ведь любое иное оружие после вступления в Альянс покупать запрещается.

При этом Литва, Латвия, Эстония – слабейшие в военном отношении страны региона, что заочно компенсируется их членством в Альянсе. Впрочем, как шутят аналитики, с учетом депопуляции их никто и не станет завоевывать – если тенденция сохранится, то, к примеру, последний литовец лет через пятьдесят самостоятельно уедет в Польшу или Германию. Думать нашим соседям нужно не о военной безопасности, а о демографической.

НАТО, в свою очередь, использует гордых прибалтов не только в качестве покупателей устаревшего оружия, но и как территориальный буфер, который никто всерьёз не собирается защищать.

Его единственная задача – в мирное время держать чужие ракеты на несколько сотен километров дальше.

Впрочем, появление российских «Искандеров» в Калининграде ставит под сомнение и этот расчет.

Одновременно натовцы особо и не скрывают своего отношения к «младшим братьям». На военном параде в Латвии, к примеру, можно наблюдать какие-то охотничьи-рыбацкие войска с квадроциклами, моторными лодками и самолетами из картона. От кого они могут защитить, непонятно – разве что помогут укатить в лес на квадроцикле, к остальным «лесным братьям».

Белорусская армия на голову выше, а, главное, имеет мощнейшего союзника в лице России.

И хотя Запад не оставляет попыток вытащить Беларусь в свою орбиту, радикальных перемен во внешней политике не стоит ждать. Все эти западные пряники плохо пахнут – сокращением армии, распилом танков на иголки и остановкой военных предприятий.

Впрочем, заявления Лукашенко в качестве лидера страны-председателя ОДКБ – это не брошенная НАТО перчатка, а понимание непростой реальности, которая существует последние два года.

При этом само НАТО считается, в первую очередь, именно с Россией. В целом же Альянс старается выстраивать двусторонние отношения с каждым членом ОДКБ, как бы по умолчанию игнорируя эту организацию и указывая на ее низкий статус. Поэтому, выступая в Армении, Александр Лукашенко отметил, что никакого натовского признания ждать не стоит, ситуация остается достаточно сложной.

К сожалению, на постсоветском пространстве хватает нерешенных проблем, которые как раз и надо решать сообща, силами ОДКБ. Существуют проблемы и периметру – крайне напряженная ситуация на границе Таджикистана и Афганистана, возможный рост наркотрафика и террористических угроз. Но верно и то, что пока мы занимаемся внутренними конфликтами, теряется внешнеполитическая инициатива. Именно поэтому в Ереване была принята общая сбалансированная стратегия коллективной безопасности до 2025 года. Если ОДКБ не обозначит свои стратегические интересы не только на западных границах, но и в Центральной Азии, в наш евразийский регион рано или поздно придут Турция, Китай, Иран и другие игроки с иными интересами и проектами.

Безусловно, как и в ЕАЭС, в ОДКБ Россия играет ведущую роль.

Виной тому не абстрактные «имперские амбиции», которыми пугают прозападные политики, а вполне объективные факты: различаются как ВВП союзников, так и их военная мощь.

Очевидно и то, что экономической интеграции ЕАЭС должна соответствовать некая военно-политическая модель взаимодействия. В Беларуси достаточно известно высказывание Владимира Путина:

«Кто не жалеет о распаде СССР, у того нет сердца. А у тех, кто хочет его восстановления в прежнем виде, у того нет головы».

И ЕАЭС, и ОДКБ, и Союзное государство сегодня как раз и являются этими новыми формами взаимодействия, которые нельзя выстроить единовременно и безошибочно. При этом военная интеграция до сих пор не была приоритетной по отношению к интеграции экономической – но последние два года мы живем в новой политической реальности, которая скорее ближе к «холодной войне», чем к «оттепели», и в этих условиях роль ОДКБ наверняка возрастет.