Ледяной домик для немцев

truck

Инесса ПЛЕСКАЧЕВСКАЯ

Трагедия на рождественской ярмарке в Берлине всколыхнула всю Европу. В столице Германии грузовик буквально раздавил толпу посетителей — погибли по меньшей мере 12 человек, еще 48 были ранены… Целых 80 метров террорист наматывал на колеса не успевших увернуться людей.
Собственный корреспондент газеты «Советская Белоруссия» пробует найти ответ на вопрос, какой задают сегодня себе граждане Германии – как дальше жить будем?

Рождественские ярмарки в Германии — одна из самых любимых традиций года. Приближение к такой ярмарке вы чувствуете по сгущающемуся аромату глинтвейна, смешанному с запахом обязательного блюда любой германской ярмарки — сосисок. Радость безделья разлита в воздухе, предвкушение праздников заставляет совершать приятные безумства.

Так было столетиями, и казалось, так будет всегда: в Германии любят освященные веками традиции. А где не любят?

Германские рождественские ярмарки в этом году не смутились даже после информации о том, что исламисты готовят в Европе теракты на Рождество. Не поежились после ряда убийств и изнасилований, совершенных в этом году беженцами: вздохнули и удовлетворились тем, что команда Ангелы Меркель очевидно стала закручивать гайки, ужесточая законодательство в отношении мигрантов. А пару дней назад все германские СМИ торжественно отрапортовали: первая группа афганских беженцев депортирована на родину! Под аккомпанемент протестов афганцев и немцев чартерным рейсом в Кабул отправили 34 человека: Германия признала Афганистан страной, безопасной для проживания. Да и соседний Пакистан тоже. Но большинство беженцев, въехавших из Афганистана и Пакистана, остаются в Германии. И, как доказывает теракт на рождественской ярмарке в Берлине, далеко не все из них бегут от войны и горя (тем более, по новой немецкой позиции, никакой войны и горя в Афганистане и Пакистане нет — одна безопасность и демократия), многие приносят горе с собой. В момент написания этого материала берлинская полиция еще не подтвердила национальную принадлежность водителя грузовика, врезавшегося в толпу на ярмарке в Берлине, убившего 12 и ранившего 48 человек. Известно, что он несколько раз менял имена и национальность, называясь то афганцем, то пакистанцем. В Германию пришел пресловутым «балканским маршрутом» в феврале 2016 года (или в самом конце 2015–го) и уже был известен полиции из–за нескольких мелких правонарушений.

…Узнав о теракте в Берлине, я сразу начала разыскивать свою подругу–коллегу, там работающую.

«Со мной все в порядке, — докладывает она. — Ехали мимо этой ярмарки, хотели остаться, да что–то заленились, поехали домой».

Лень спасительная, невесело шутим мы. А потом она добавляет:

«А вообще я удивляюсь, что ничего подобного не произошло раньше».

Испытав облегчение оттого, что с подругой все в порядке, я подумала о дежавю, которое накрыло меня и — уверена! — многих других. Мы это все уже видели: в Ницце, когда грузовик врезался в толпу, собравшуюся посмотреть салют в честь Дня взятия Бастилии, и убил 84 человека. Преступники намеренно выбирают символические дни и места? Или просто пользуются любой возможностью убить побольше людей? А еще я, только что вернувшаяся с рождественской ярмарки в чудном немецком городке Бамберг, подумала о том, что ярмарка на берлинской Брайтшайдплатц была отличной мишенью. Хотя бы потому, что с двух сторон ее окружают крупные транспортные артерии и, значит, к ней можно подъехать на фуре. В том же Бамберге, Нюрнберге (крупнейшая в Германии рождественская ярмарка) или Дрездене к ярмарке на грузовике так просто не подберешься: кругом старый город с узкими извилистыми улочками. В Бамберге, кстати, как и раньше в Нюрнберге, было ощущение, что ярмарки эти никто не охраняет: полиции не видно.

С одной стороны, ярмарок так много, что их охрана потребовала бы значительных ресурсов. С другой — а как же угрозы о терактах на Рождество?

Полиция и все, кто призван обеспечивать безопасность граждан на массовых мероприятиях, очевидно со своей задачей не справились.

В утешение им можно сказать, что Германия в этом смысле не первая и не последняя не справившаяся страна. Но вот только в Германии выражение «справиться» несет иной, более глубокий и куда более политический подтекст. В 2015 году канцлер ФРГ Ангела Меркель объявила о своей «виллькоммен» политике, открыла двери для беженцев всех мастей и заверила испугавшихся было граждан: «Мы справимся!»  Но в итоге события в Европе все больше напоминают сюжет известной русской народной сказки про ледяную избушку: пустили в дом чужаков, а сейчас не знают, что с ними делать…

Вчера, вся в черном, фрау канцлерин заявила:

«Мы не хотим отказываться от рождественских ярмарок, не хотим жить в страхе. Мы хотим жить свободно и открыто».

Прекрасное желание. Но осуществимое ли?