7 ноября — праздновать или отмечать?

dsc07703

Елена ЕЛОВИК

Колумнист БЕЛТА накануне праздника задалась вопросом.

У праздника, который многие из белорусов будут отмечать 7 ноября, безусловно, есть свой политический контекст.

Во-первых, Октябрьская революция была исторической попыткой народовластия.

Сколько людей, воспользовавшихся дарованным им социальным лифтом, стали потом выдающимися государственными мужами, дипломатами, полководцами, учеными, инженерами, поэтами…

Во-вторых, именно тогда, в далеком 17-м, закладывались основы будущего суверенитета Беларуси и превращение ее из отсталого аграрного Северо-Западного края в независимое государство, полноправный субъект международного права.

Да, был у революции и другой лик, более беспардонный и грубый, об этом писал еще Маяковский, называя ее «звериной», «копеечной», «детской» и одновременно… ВЕЛИКОЙ.

И не Октябрь виновен во многих бедах, случившихся после, а конкретные люди, прикрывавшиеся ее идеалами и стоявшие у руля.

В истории не бывает сослагательного наклонения, поэтому тогда, 99 лет назад все произошло так, как произошло.

Главной действующей силой народной революции были крестьяне. Большевики во главе с Лениным предложили конкретные и судьбоносные вещи, которые были выражены в простых лозунгах, которые сегодня называют модным словом месседж.

«Землю — крестьянам!», «Фабрики – рабочим!», «Вся власть — Советам!», «Мир народам!» — это то самое, что нужно было людям, как воздух, как глоток чистой воды!

А далее уже следовала классическая формулировка: когда идея овладевает массами, она становится материальной силой! Массы получили стратегическое направление реализации своего недовольства. Остальное — дело тактики.

Однако Октябрьский праздник – это не только кем-то разделяемая или кем-то неразделяемая марксистско-ленинская идеология, но и традиции, уходящие корнями в минувший век. Кто-то из дедов поднимет чарку за Парад победы на Красной площади 7 ноября 1941 года, который вселил веру в миллионы сердец и помог разбить фашистскую гадину. Кто-то выпьет за то, что пусть это была неудачная, но все же смелая попытка построить справедливый мир с его идеями равенства и честного распределения благ, с множеством социальных гарантий, которые наши родители воспринимали как само собой разумеющееся. А кто-то вспомнит о том, что именно в этот день, на демонстрации или параде, познакомился со своей будущей второй половиной. И нельзя забирать у народа вот этот самый, очень душевный и личностный, аспект праздника.

«Останавливаться нельзя – впереди октябрь 17-го!» — шутит народ в сетях.

Ну а как тут по-другому выразиться, видя, как в некоторых странах олигархи, забывшие точное количество дворцов, островов и звезд в их активах, рвутся во власть и считают народ мелкой тлей?!

…На днях по телевидению услышала, как один всезнающий эксперт предложил переименовать 7 Ноября в день памяти и скорби.

«Что ж у вас все скорбь? День Победы — скорби, поминовения. Седьмое ноября — тоже. Так вы и 8 Марта переименуете, а ведь революция Октябрьская была и предтечей сексуальной революции!» — возразил один из оппонентов.

Бесспорно, у каждой страны свои традиции празднования. Французы до сих пор на государственном уровне отмечают День взятия Бастилии, ставший символом достигнутого революционным путем политического освобождения. А мы, по старой советской привычке, празднуем 7 ноября. В противном случае, вырвав страницу из старого учебника истории, лишимся той самой важной нити, связывающей нас с предыдущими поколениями. Да и разве плохо, когда в сознании народа живут идеалы той самой знаменитой революции — равноправие, справедливость и бескорыстное служение людям.