Российские военные объекты в Беларуси. Невероятные и маловероятные сценарии

volga-stanciya

Никита ПАЛЕЦКИЙ

Между прочим, мало кто в России знает, что на территории братской Беларуси функционируют два военных объекта РФ. Белорусские СМИ, особенно оппозиционные, часто и ошибочно называют их «российскими военными базами». Но это не так – «учреждения» (как они официально именуются в двусторонних межправительственных соглашениях) Вооруженных Сил РФ не обладают правомочиями экстерриториальности, их инфраструктура, все недвижимое имущество и занимаемые земельные участки являются собственностью Беларуси и переданы России во временное пользование без взимания налогов.

Первый такой объект – Отдельный радиотехнический узел «Ганцевичи (Барановичи)», находящийся, на самом деле, не в Ганцевичском и не в Барановичском районах Брестской области, а у населенного пункта Озеречье Клецкого района Минской области, в 48 км юго-восточнее города Барановичи. Узел является войсковой частью Воздушно-космических сил России и оснащен стационарной цифровой радиолокационной станцией дециметрового диапазона типа «Волга».

Его строительство было начато Советским Союзом еще в 1981 году, а затем законсервировано. Работы по достройке узла Россия провела уже после распада СССР и потери двух аналогичных РЛС в Скрунде (Латвия). В 2003 году станция была поставлена на боевое дежурство.

РЛС «Волга» обеспечивает слежение за ракетными пусками вероятного противника на дальности до 4800 км и наблюдение за космическими объектами миллиметровых размеров на любой из орбит. С помощью «Волги» осуществляются обнаружение баллистических ракет и космических объектов и контроль над районами патрулирования подлодок стран НАТО в Европе, Северной Атлантике и Норвежском море. Объект входит в систему раннего предупреждения о ракетном нападении и замыкается, в конечном счете, на так называемый «ядерный чемоданчик» президента России.

Площадь объекта – более 200 га. Численность специалистов – до 2 тыс. российских военнослужащих и местный гражданский персонал. Экспертная стоимость аренды – 7-9 млн. долларов в год.

Другой российский объект – 43-й узел связи Военно-морского флота РФ «Вилейка», расположенный в 7 км к западу от одноименного райцентра Минской области. Узел оснащен радиостанцией «Антей» сверхдлинноволнового диапазона, обеспечивающей постоянную двустороннюю радиосвязь Главного штаба ВМФ с кораблями и подводными лодками и осуществляющей радиотехническую разведку и радиоэлектронную борьбу. Через «Антей» ретранслируются кодированные сигналы, поступающие с Центрального узла связи ВМФ, главным образом, на российские подводные лодки, находящиеся в Мировом океане. Приказ через «Антей» может быть отдан также и с президентского «ядерного чемоданчика».

Это тоже советский еще объект, он был открыт в 1964 году. Площадь территории – 650 га. Персонал – 350 военнослужащих ВМФ России, а также вольнонаемные граждане Беларуси, осуществляющие военизированную охрану. По официальным данным, «Вилейка» обходится России в 7-10 млн. долларов ежегодно.

В начале материала мы отмечали, что оба военных объекта переданы Беларусью России во временное пользование.

Что же это за время?

6 января 1995 года правительствами Республики Беларусь и Российской Федерации были подписаны два соглашения, регламентирующие порядок функционирования военных объектов «Ганцевичи (Барановичи)» и «Вилейка» и определяющие их правовой статус. Срок действия обоих соглашений – 25 лет.

Взгляните на календарь: через три года, к январю 2020-го, Беларусь и Россия должны будут определиться с дальнейшей судьбой этих объектов.
Автоматическая пролонгация соглашений не предусмотрена.

Правительства двух стран должны будут обменяться письменными согласиями на продление действия соглашений, либо одна из сторон не позднее чем за 12 месяцев до 6 января 2020 года должна уведомить партнера о своем решении прекратить действие соглашений.

Сегодня невероятным представляется сценарий, по которому Россия вдруг откажется от своих военных объектов в Беларуси. И даже не потому, что они имеют для Кремля решающее военно-стратегическое значение. За 25 прошедших лет Российская Федерация создала на собственной территории объекты, которые в случае необходимости возьмут на себя функции «Ганцевичей (Барановичей)» и «Вилейки» без заметного ущерба для обороноспособности страны. «Импортозамещение», так сказать, здесь состоялось. Скорее, речь идет не о военно-стратегическом, а о внешнеполитическом значении российских военных объектов в Беларуси как видимом факторе союзнических отношений двух стран.

Сегодня маловероятным представляется сценарий, по которому официальный Минск вдруг уведомит Москву о прекращении действия соглашений об аренде Россией двух военных объектов в Беларуси.

Но между невероятным и маловероятным сценариями имеется разница.

Мало кто знает, что статья 18 Конституции определяет целью Беларуси «сделать свою территорию безъядерной зоной, а государство – нейтральным».
Причем, Александр Лукашенко, в 1996 и 2004 годах инициировавший национальные референдумы по изменению текста Конституции, оба раза вносил поправки, связанные с усилением и продлением своих президентских полномочий, но никогда не ставил под вопрос 18-ю статью.

Первая часть конституционной установки уже выполнена. Вывод ядерного оружия с территории Беларуси в Россию был завершен в ноябре 1996 года. Произошло это в соответствии с Будапештским меморандумом 1994 года, по которому Беларусь (по примеру Украины) взяла на себя добровольное обязательство отказаться от оставшегося в наследство от СССР ядерного оружия в обмен на гарантии независимости, суверенитета и территориальной целостности со стороны пятерки ядерных государств.

С реализацией нейтрального статуса сложнее. О нем легко мечтать, но сложно реализовать на практике. В Европе на сегодняшний день вообще всего пять признанных мировым сообществом нейтральных государств – Швейцария, Австрия, Швеция, Финляндия и Ирландия. Пристройство Беларуси в этот замечательный ряд в обозримом будущем кажется фантастикой.

Тем не менее, провозглашенное в Конституции стремление Беларуси к нейтральному статусу дает противникам белорусско-российской интеграции правовые основания к политическим требованиям и действиям, направленным на вывод из страны российских военных объектов.

Белорусская оппозиция к таким требованиям и действиям уже приступила. Они особенно активизировались в 2015 году, когда военно-политическое руководство РФ пыталось продавить размещение в Беларуси полноценной военной базы (не объекта!) – авиационного полка из 24 самолетов Су-27СМ3 и звена вертолетов Ми-8. Вопрос зашел настолько далеко, что в российских и белорусских СМИ открыто назывался аэродром бывшей советской дивизии дальней авиации в Бобруйске в качестве места дислокации будущей авиабазы.

Но что-то не сложилось. Вопрос о российской авиабазе в Беларуси на сегодня (пока?) закрыт, о чем имеется заявление министра иностранных дел Владимира Макея.
И причина тут, конечно, не в конституционной декларации о нейтралитете или протестах маргинальной белорусской оппозиции, а в политическом решении единственного в Беларуси человека, способного такие решения принимать – Александра Лукашенко.

Еще раз повторюсь: маловероятно, что белорусский президент через два года примет решение о выводе из страны российских военных объектов. Однако я бы предостерег и от излишне легкомысленного отношения к данному вопросу.

Мы все замечаем и констатируем очевидный факт: Беларусь была и остается стратегическим внешнеполитическим союзником России.
Но пора бы замечать и констатировать другой факт: союзническая и партнерская Беларусь не желает быть безропотным сателлитом России, чего так хотелось бы российской «патриотической» общественности. Поэтому обратить внимание на потенциальную разницу между невероятным и маловероятным сценариями не лишним будет уже сейчас.