Плутоний нам ещё пригодится

pluto
Образец Плутония-238 берут в руки только в специальных защитных перчатках, защищающих от альфа-излучения, и в герметичном пакете, не дающим распространяться радиоактивной токсичности

Такое совпадение: Президент России выступил с проектом указа об отказе уничтожения плутониевого сырья, а на площадке Академии Наук в Москве состоялся круглый стол экспертов Союзного государства, посвященный нашей, пожалуй, главной совместной стройке — Белорусской АЭС. Оказалось, что темы эти связаны, а плутониевые реакторы — наше будущее. Предлагаем вашему вниманию мнения двух ученых из Литвы и России, касающиеся экономики, рисков и перспектив атомной энергетики в Восточной Европе.

Политические капризы или экономические реальности?

Юргис ВИЛЕМАС, председатель секции «Энергетика» отделения технических наук Академии наук Литвы том, ждут ли Белорусскую АЭС на рынке электроэнергии в России и Польше.

Хотел бы сконцентрироваться на возможной роли Белорусских атомных станций в региональных рынках электроэнергии. Но сначала я хотел бы остановиться на тех условиях, которые стимулировали или подтолкнули Белоруссию, Литву и Калининградскую область на идею строительства атомной электростанции. Это произошло примерно одновременно.

Ситуация в энергетике региона в конце первого десятилетия этого столетия постсоветского пространства и развивающихся стран была такова: растущие цены на рынке природного газа и нефти, я говорю именно о прошлом десятилетии. В восточно-европейских странах цена на газ приближалась к пятистам долларам за 1000 кб. м. Белоруссия этого не почувствовала, но другие более западные страны с этим столкнулись. На оптовых рынках Северо-западной части Европы – это скандинавские страны и Германия, цена была около 6-8 центов за киловатт/час, то есть примерно в 2 раза выше, чем в настоящее время. Прогноз давался один: цены на электроэнергию постоянно будут расти, считалось, что это нормальным. Босс на рынках энергии был продавец, он создавал условия.

В странах, граничащих с Россией, появилась боязнь, что Россия может использовать свое доминирующее положение в поставках привычных энергоресурсов в политических целях, это тоже значительный фактор, который действовал и в Белоруссии.

Повсеместно политики говорили о необходимости энергетической независимости своих стран. Еще один фактор – Германия принимает решение поэтапно остановить все свои атомные электростанции, производящие примерно 30% электроэнергии. У соседей появляются надежды, что Германия станет импортером энергии, думаю, эти надежды не угасли.

При этом строительство новых атомных станций казалось особенно привлекательным и обоснованным, что будет источник дешевой энергии, решающий политическую задачу экономической независимости, дающей возможность стать импортерами электроэнергии. Это те условия, при которых было принято решение строить новые АЭС в Литве, Калининградской области и в Белоруссии примерно одновременно. Может в Белоруссии чуть позже.

1471322612_images7ccms-image-000002552

Теперь о ситуации в настоящее время, примерно 8-10 лет спустя. Прежде всего, надо сказать, что она кардинально отличается от той, что прогнозировалась из-за революционных изменений, технологии разведки и транспортировки природного газа и нефти. Их запасы оказались значительно больше и легче добываемые, потребление резко сократилось. На рынках избыток, а не дефицит, это все сегодня уже чувствуют.

Хозяином на рынке становится покупатель, в результате цены резко упали, и не будут заметно расти в обозримом будущем, это мнение многих экспертов.

Многие страны европейского союза форсируют развитие возобновляемых источников энергии за последние 10 лет. В настоящее время в Германии они производят около 30%, 15 лет назад там было примерно 4%. В Дании40% потребляемой электроэнергии.

Германия, несмотря на закрытие более половины всех атомных станций, стала не импортером, а самым большим в Европе экспортером электроэнергии. В прошлом году 36 киловатт/часов, это больше чем Белоруссия за год использует.

Стоимость строительства новых атомных станций стала значительно больше по сравнению со старыми прогнозами и приблизилась 5-8 тыс. долларов за киловатт. Может быть белорусская немного дешевле.

Вместо роста потребления — снижение потребления. Эта тенденция, этот прогноз подтверждается самой идеологией рационального, эффективного использования энергии и структурных изменений. В результате на рынке скандинавских стран и сейчас уже к ним подключились балтийские страны, средняя оптовая цена опустилась до 3 центов за киловатт/час.

В Литве принято решение приостановить развитие проекта новой атомной электростанции. Главная причина которая остановила этот проект – это экономическая ситуация в регионе. Не появился еще не один инвестор из других стран, желающий инвестировать в атомную станцию. Видимо точно по этой же причине было приостановлено строительство Калининградской атомной электростанции.
Какое вероятное место Белорусской АС в этих обстоятельствах? В настоящее время в Белоруссии нет достаточно мощностей модернизированных тепловых электростанций для удовлетворения стабильного и очень интенсивно растущего потребления. При сегодняшних ценах на газ они видимо будут конкурировать с энергией новой атомной станции. Поэтому я вижу, что Белоруссия делает большие усилия, чтобы создать новых потребителей. Поэтому я думаю, что атомная станция должна рассматривать как часть объединенной энергосистемой с Россией, это позволяет России отложить строительство новых АЭС.

Рынок изменился. Не из-за политических капризов, а из-за экономических обстоятельств.

Страны Балтии привязаны к Европе, где избыток очень дешевой генерирующих мощностей сохранится на десятилетия. Это мнения большинства экспертов скандинавских стран и конкурировать просто будет тяжело. Однако, в том случае, если вступят в силу Парижские соглашения в декабре 2015 года, неизбежно введение весьма больших налогов на выброс углекислоты. В том случае, в странах, где для генерации электроэнергии в основном используют уголь, цены на электроэнергию будут значительно расти. А это, прежде всего Польша, ближайший сосед Белоруссии в западном направлении и о том сегодня уже говорили. Со связью потока энергии в ту сторону надежды очень реалистичны.

Поэтому я и думаю о строительстве мощной линии соединяющей Белоруссию и Польскую энергосистемы, должны стать одним из важных стратегических приоритетов, потому что открывают и на другие центрально-европейские страны, где ситуация примерно та же что и в Польше. Эта идея становится так же привлекательной из-за образующегося европейского энергетического союза, где доминирующим источником электроэнергии становятся возобновляемые источники.

Я подключаюсь к мнению многих экспертов – атомная станция в Белоруссии имеет хорошее будущее, но для этого нужны определенные усилия.

Заканчивая, я полагаю, что Белорусская АЭС будет иметь состоятельных потребителей и желаю успеха Белоруссии.

Дешевле только Фукусима

Александр САУЛИН, экономист, профессор Санкт-Петербургского государственного экономического университета о плюсах и минусах атомной энергетики на примере строящейся Белорусской АЭС

Сначала давайте о минусах. Хотел бы поспорить с мифом на счет того, что атомная энергия — самая дешевая. На деле сложно посчитать среднюю по палате температуру. Очень сильно отличается стоимость атомной электроэнергии например в США — 8 центов, в Европе – 11, а в Китае 4-5, за счет дешевой рабочей силы, за счет того, что строят, игнорируя множество технических рисков. Рискованно строят некоторые, и поэтому Фукусима – это не последнее событие.

Самая дешевая — гидроэлектростанция.

Гидроэнергия стоит 10-15 копеек, я сейчас про себестоимость говорю, не про тарифы. Угольная 24 копейки, газовая 20-23 копейки, а атомная энергия она различается от 20 до 50, многое зависит от источника, месторождения и от того, какие технические средства безопасности закладываются в проект.

Но эта цена получается такой не из-за энергоносителей, энергоноситель занимает в себестоимости 4% в атомной электроэнергии, в то время как в угольной и газовой до 70%. Поэтому с этой точки зрения ценовые риски для атомной энергии гораздо меньше. Собственно говоря, мы как заложили эти таблетки с атомной энергией, с ядерным топливом на 30 лет, они там так и лежат. Четко можно сказать, какова была и будет стоимость энергоносителя.

В то время когда мы строим угольную или газовую станция, мы должны иметь в виду что с ценами может произойти все что угодно. В этом смысле гидроэлектростанция менее рискованна, хотя у нее есть свои недостатки.

Более дорогая – это ветряная электроэнергия, там доходит до 90 копеек/киловатт, а самая дорогая это солнечная энергия, даже менее безопасная, чем ветровая, там до 150 копеек.

Сравнительно высокая цена, фактически как в газовых электростанциях, для атомной станции заложена из-за больших затрат на безопасность и на страхование.

А сколько стоит вывести из эксплуатации атомную станцию? Экономить на безопасности — себе дороже. Маленькая станция в Массачусетсе 39 млн. долларов стоит, а для того чтобы ее вывести из эксплуатации, все это захоронить, все убрать надо потратить 600 млн. долларов.

Выведение из эксплуатации всей атомной энергетики Германии — 9 триллионов долларов!

Конечно, это траты экстраординарные, но мы должны иметь в виду, что после Фукусимы, после Чернобыля, кстати, была еще одна катастрофа в 1979 году в Штатах, нам волей-неволей приходится тратить очень большие деньги, про моральный ущерб я вообще молчу.

Какие еще риски? Риски аварии, большие затраты, высокая капиталоемкость, затраты на утилизацию, политические риски, они сейчас четко проявились именно в Белоруссии. И надо здесь тоже маленькую ремарочку сделать пока этот проект рассматривался чисто теоретически, когда в качестве претендентов выступали США, Китай, даже Германия, то в соседних странах ничего плохого не говорили, можно сказать даже была поддержка, как только Россия выиграла, все резко поменялось. И сразу чтобы закончить с политическим риском, я на эту тему не очень хочу говорить, потому что я не политолог, напомню только, что резко упал спрос в Прибалтийских странах электроэнергии.

Связано это с тем, что промышленность разрушена, это позиция Евросоюза и ассимиляции восточно-европейских стран.

Но интересно: там электроэнергия покупается в Швеции, в которой разница в тарифах до трех раз, по сравнению допустим с Россией или с Белоруссией. То есть тут политика — себе в убыток.

Но это дело хозяйское, нравится так вести свое хозяйство, пожалуйста, просто не мешайте нам заниматься своими делами.
Еще очень важные инвестиционные риски, это риск инвестиционной фазы, пока станция не достроена. Предполагалось, что в 2017 году будет введен первый блок — и тут внезапно задержка, известный случай, когда при монтаже реактор задели. Разные были мнения, местные строители сказали, что просто краску покарябали. Кое-кому так не показалось, написали о том, что был страшный грохот, который стоял несколько часов, все пропало. В результате все-таки приняли решение заменить реактор. На атомной Ленинградской электростанции однотипный реактор сделан, видимо его поставят, на 4-5 месяцев, задержат ввод в строй.

Теперь давайте о достоинствах атомной энергетики, в том числе Белорусской АС. Речь идет сейчас о третьем поколении, это воздушно-водяные электрические реакторы, это не те, что взорвались в Чернобыле, это более надежное. Есть множество аналогов американских, английских и германских реакторов, это наиболее распространенный вид реакторов, и это говорит в пользу надежности; чем больше выпускается продукции, тем больше опыта, тем больше рисков снимается.

Но дополнительно к этому я бы хотел отметить, что сейчас параллельно в Бресте строится опытная площадка, называется она ОТ-300, этот проект-прорыв, там будет монтироваться не в целом реактор, а опытный в научном плане реактор четвертого поколения на быстрых нейтронах. Это очень важно, потому что следующее достоинства, о которых мы говорим — это надежность, минимизация технических рисков. Четвертое поколение не может подвергнуться аварийности, потому что при повышении температуры автоматически сам носитель все заглушает, ничего даже специально не надо делать, никаких специальных реле не надо ставить.

1022809573

Но самое главное, это реактор будущего поколения, который может использовать не только уран-238, но и плутоний. И тогда проблема хранения плутония, а это тоже миллиарды долларов, уйдут в прошлое. И плюс еще — огромная экономия на топливных ресурсах, потому что урановые рудники истощаются. Сейчас в России их практически уже не осталось, мы сейчас пользуемся казахстанскими месторождениями, есть еще в Австралии. В Казахстане работает совместно российско-итальянская компания. И важный эффект для белоруской промышленности — освоение нового технологического вклада, это освоение новой технологии, это обучение персонала, это подтягивание в научном, производственном плане, поднятие квалификации. Очень важный момент, потому что добавленная стоимость в атомной промышленности она гораздо больше, чем в традиционной электростанции.

Чем еще хороша атомная энергетика? Это запас энергии, чтобы один мегаватт произвести на традиционной топливной электростанции, нефть-газ, нужно от 2 до 5 миллионов тонн в год сырья. 2 миллиона это газ сжиженный, 5 миллионов это уголь. Представляете какие составы нужно вести? А для одного мегаватта по атомной энергетике потребуется всего 30 тонн. Большая экономия и соответственно безопасность, минимальный риск сбоя поставок.

Атомную станцию можно остановить, т.е. можно делать запас электроэнергии. Газовая станция иначе, если газ закончился, есть, конечно, резервные страховые запасы мазута, но если мазут закончился — все, электростанцию можно выкидывать. В этом отношении атомная станция удобнее, и поскольку в Белоруссии у нас сейчас 99% производства электроэнергии на традиционных носителях, то добавочные мощности хорошо бы иметь альтернативные. Это по-хозяйски.

Как сказал Менделеев делать электростанции на нефти, на газе все равно, что топить ассигнациями.

Атомная промышленность, атомная электроэнергетика может стать локомотивом, как мы все время мечтаем, как бы нам сделать экономический рывок, как в Юго-Восточной Азии, где судостроение, машиностроение, электроника.

1 рубль, вложенный в атомную станцию, он дает плюс 1,80 заказов по промышленности и 50 копеек в бюджет. Это достаточно с точки зрения экономики, это эффективная энергетика.

И плюсов от атомной энергетики гораздо больше, чем рисков. Риски нужно просто учитывать, закладывать их. Если мы перейдем на четвертое поколение, никакой Фукусимы уже нам грозить не будет. И более того: риски, технологически связанные с хранением, от которых все открещиваются, и эти риски тоже уйдут. Я не хочу всё рисовать только радужным цветом, нет. Но атомная энергетика с технологической и экономической точки зрения это гораздо более выгодная и полезная энергетика, чем традиционная топливная, там не возобновляемые ресурсы — и когда-то вся эта история закончится.